October 7th, 2015

Про молодость.

Осень, конечно, никого не щадит. Половина знакомых болеет, другая половина депрессует, еще кое-кто сосет хуи и постит фотки с морских берегов. Так вот, осень.
Самое время поныть о том, как было заебись (как было заебись, когда можно было ругаться матом без ограничений и это никого, в том числе и тебя саму, не смущало), что я сейчас и сделаю.

Есть у меня подруга, с которой связано много, очень много, безумных (а от того прекрасных) моментов. С ней я напивалась сильнее всего, совершала самые странные поступки, напивалась еще сильнее, чем в прошлый раз, ходила в клубы, напивалась в клубах, с ней страдала по глупым и не очень парням, с ней стоила планы по захвату мира (читай – глупых парней), пыталась понять, что именно ее парень имел в ввиду, когда сказал «рандомная фраза». В конце концов, она была  той, кто спросил у меня: «Ты что, не смотрела Секс в большом городе?????», - и включила первую серию. Она была той, кто предложил  первый раз отметить мой ДР с привычным (уже нет, но все равно) размахом, той, кто не разрешил мне дать заднюю за неделю до 20летия.
Не из тех, кому ты будешь рассказывать, как охуительно тонка твоя душевная организация, но из тех, кому расскажешь о слишком тонких (и, возможно, не совсем целых) колготках по дороге из «Гаража». Блядь, ладно, кому я вру. Кто из вас хоть раз мог говорить по дороге из «Гаража»? О слишком тонких колготках нужно успеть рассказать еще в маршрутке (или в такси, во времена ректорских стипендий).Так вот, подруга.
Зовут ее Леля и Леле плевать на время и на то, что сейчас 2015, а не 2010 год. Леля тусит в свои 24 так, как вы, быть может, не тусили и в 19. И зашла я сегодня к Леле на страницу. И посмотрела я Лелины фотки, и так меня накрыло, что вот это все пишу. Пиздец, товарищи.

Помню, март на первом курсе, 7 число. Снег идет, а я пальто весеннее надела – быть красивой собралась. Стоим, ловим машину. Время часа два ночи, холодно, сука, но трясет не от холода, а от адреналинчика. Две безголовые первокурсницы едут автостопом в Екатеринбург, к курсантам военного училища.
Вообще, как можно было додуматься до такого плана? Хотя нет, это неважно. Как можно было договориться с ментом на посту ДПС, на выезде из Челябинска, чтобы он остановил рейсовый автобус и попросил водителя нас довезти до Екб – вот это вопрос!
Сели в автобус, на первое сиденье, едем, жрем шоколад. Водитель делает потише музыку и томно говорит: «Дееевочки, а вы знаете, что шоколад оч-чень возбуждает?». Ну, блять…
Ладно, приехали, пошли в Пиццу Мию, заказали пиво по акции. Потом, видать, еще одно и еще, а потом ничего не помню, помню только что будит меня охранник, а я мордой лица в стол сплю. Выгнали, в общем, нас из Пиццы Мии. Вызвали мы такси (хер его знает, откуда у нас деньги на такси, это первый курс был, а не четвертый) и поехали в училище. Пьяные не то что в говно, а если бы говно напилось в говно, как говорит Света. Едем-едем, чух-чух-чух, и спустя минут 20 я понимаю, что едем мы не туда. Оказывается, таксист обманулся нашим моложавым видом и повез нас в СВУ. А надо понимать, что суворовское училище курсанты, к которым мы едем, закончили года три назад. Говорю таксиситу: разворачивайтесь! А своей пьяной головой думаю: наверное, денег больше возьмет, гад. И решаю написать своей попутчице (то была моя соседка по комнате) записку. Гениальный план, гениальный. Пишу записку и передаю ей на заднее сиденье. В записке сказано примерно следующее: как подъедем к училищу, я кладу деньги, быстро выходим из машины и валим, а то вдруг он с нас больше возьмет. Таксисит, наверное, не заметил, что две пьяные барышни переписываются у него в машине.
Не взял, не гад оказался. Но если бы и захотел взять – взял бы, потому что мы были слишком пьяные, чтобы быстро вылезти из машины и уж тем более убежать.

Вообще таксисты – это отдельный пласт приключений.
Моя подруга Оля, например, принялась душить одного из них за то, что он ей сдачу дал не всю. Или не успел дать. Или она неправильно посчитала. Не суть, об этом история умалчивает, а о попытке удушения – нет.
С ангельским терпением люди, между прочим. Вы бы вот стали резко тормозить посредине проспекта Комарова, чтобы кто-нибудь, высунувшись в окно после Гаража, ..нет, об этом не могу писать(

Каждую осень (и в любое другое время года) мне очень хочется на море. И я вспоминаю, как три года назад я шла по Свердловскому проспекту и страшно хотела куда-нибудь свалить. Зашла в турагентство, они мне предложили какую-то дрянь, но в те времена меня так просто было не остановить.
За два дня мы провернули какую-то странную схему по нахождению в вк девочки-агента, которая мне нашла Турцию за 17 тысяч, а я очень быстро нашла 17 тысяч  (4 курс, сами понимаете) и отправила их Буторину. И вот мы уже едем в Кольцово и пытаемся поставить рекорд по разгону Хонды. До 202 км\ч разогнались, остались недовольны, я улетела.
Пила там джек с колой из красивых баночек, пивко, мороженое жрала в неограниченных количествах, фоткалась на вытянутую руку на кэнон, а не на айфон, ни с кем не общалась, ни по кому не скучала и была совершенно счастлива. Совершенно.

На самом деле, спустя два-три-четыре года, кажется, что в студенческие времена я была счастлива нон-стопом, без перерывов и ограничений. Получала стипендии от 2 до 15 тысяч, бухала на эти деньги и покупала странные шмотки. А один раз меня в 8 утра разбудила звонком зав.кафедрой и сказала: «Принеси документы на ректорскую стипендию». Я пошла и принесла. А потом пошла и купила себе шубу на полста выданных тыщ.

Вообще, зав.кафедрой у меня была офигенная (первые 4 курса). Уж не знаю, чем я ей приглянулась, но я всегда была на гребне волны, что называется. То она меня зовет с собой, брать какое-то интервью у дедули, который встречал Гагарина, то я еду зачем-то на трассу М-5 брать интервью у какого-то ГИБДДшника в годах, то снимаю Последний звонок ее дочки, то вон шубу покупаю. Не завкаф, а ангел, честное слово. А уж как она пары вела! А уж как в командировки нас отправляла! На четвертом курсе я вообще выторговала у проректора (с ее, Елен Палны,  благословления) билеты на самолет в Питер (туда и обратно) и не на даты конференции, а на удобные мне даты.
А потом она влюбилась, замуж вышла и в Германию жить уехала. И все у нее было (и есть) по высшему классу, а мы весь пятый курс маялись с новой заведующей, которая вывалилась как из пизды на лыжах.
Если бы Елена Павловна не уехала, я бы уж не позволила себе на выпускном нажраться ТАК. Не упала бы со стола, может. Не схлопотала бы синяк на скулу. Эх, Елена Павловна…

Так вот, про командировки. В другой раз, до этого, когда мы ездили в Питер поездом, я ходила в сауну на Балтийском вокзале по каким-то липовым удостоверениям ФСБ (кстати, с тем курсантом, к которому мы на первом курсе ездили автостопом). Со мной тогда была одногруппница, тоже готовая к приключениям. Просыпаешься по звонку будильника, садишься в кровати, смотришь в окно и видишь прекрасный питерский рассвет (оксюморон, но мы это опустим)) и силуэт Исаакиевского вдалеке. И спал ты три часа и все на тебя косо смотрят, потому что ты пришел ближе к 4 утра, но как хорошо-то…
А моя последняя командировка в Москву, на пятом курсе, длилась дней шесть или восемь. Из этой недели я потратила на нужные университету дела часа, от силы, четыре. И никто не сказал и слова!

Молодость, спонтанные поступки, внезапные встречи, странные путешествия и деньги (часто университетские), спущенные на разные приятные вещи – где это все?
Судя по всему – в Челябинске. В Пенке на ЮУрГУ и в самом универе,  в моей квартире, на Чайковского и на Алом поле. Где-то там.

В конце этого бессвязного поста  я должна ободряюще написать, что сейчас все намного лучше и ваще прям зашибись. И как классно, что я не бухаю. И как мне хорошо живется в Москве.

А я напишу, что купила билеты в Челябинск.
Скоро буду, кароч.
Ждите.